Я сказал себе, что сделаю все, чтобы у меня получилось


Иван Мельников, инструктор программы "Лыжи мечты", г.Новокузнецк

В 12 лет он хотел научиться кататься на горных лыжах. Перед первым занятием в спортивной секции не спал всю ночь, так волновался. Но в горнолыжной школе на высокого мальчика с 43 размером ноги не нашлось ботинок. Такие были только у тренера – ну не снимать же…

Возможно, горные лыжи так и остались мечтой, если бы не случай. В отделе сбыта горно-шахтового оборудования, где он работал, начались проблемы с выплатой зарплаты. Ипотека и семья не давали расслабиться – срочно нужна была новая работа. Кто-то предложил выучиться на инструктора программы «Лыжи мечты». Согласился сразу, вспомнив детскую мечту. А через 4 года стал лучшим инструктором программы! Горнолыжный курорт, где он работает, - один из самых популярных среди родителей тяжелых детей с ДЦП. Здесь почти всех ставят на лыжи и добиваются хороших результатов. В представлении не нуждается - Иван Мельников, ГЛК «Таежный», Новокузнецк.

«Лыжи мечты» - не основная моя работа, у меня есть небольшое производство и свой мотосалон. С утра - одна работа, потом лыжи, вечером успеваю заскочить и на третью. Без работы не остаюсь. И хотя «Лыжи мечты» не основной вид деятельности, они мне очень нравятся, отнимают много времени, и заработок, конечно, тоже приносят.

У меня уже был опыт катания на беговых лыжах и сноуборде, но в «Лыжах мечты» многое оказалось в новинку. Сначала главная цель была - отучиться, сдать экзамен и получить возможность работать. Ведь другого шанса у меня не было. Помню, как первым из группы сдал экзамен, и почти сразу начал работать в «Таежном».
До программы я ничего не знал про особенных детей, видел какие-то плакаты про ДЦП и все. А то, что ребенок с аутизмом или незрячий могут научить кататься на лыжах – я такого не представлял. К детям отношусь спокойно - я гибкий. Сначала анализируешь ребенка, что с ним, почему, как работать. Потом, когда знакомишься ближе - уже с теплотой относишься, с искренним чувством, даже с любовью какой-то. Они такие же дети, абсолютно такие же. Просто у них ограничения по возможностям. И, в принципе, это вся разница.

В первый год надо было себя показать что ли, зарекомендовать. Но и сейчас приходится выкладываться на 100%. Хотя в этом году осознал, что научился сберегать энергию. Раньше работал на пределе, а сейчас пришли опыт и понимание. Когда ты знаешь как сделать, легче работать. К нам едут многие, потому что результат видят. А результат есть – и снова едут. Из Казахстана, Омска, Братска, Новосибирской области – на пару недель приезжают, живут здесь, берут много занятий. Чем лучше работаешь – тем больше людей, и доход тоже выше.

Уже 3 года приезжает семья из Казахстана – там девочка с ДЦП, она может ходить: здесь у меня ходит, а дома – нет, регресс. Я ее подготавливаю сначала, разминаю, потом час на склоне катаемся, а в свой перерыв между занятиями я с ней занимаюсь еще на крупную и мелкую моторику, стоя на лыжах в помещении разглядываем книжки, передаем мячи. После занятия еще ходим на лыжах, например, за слайдером, держа его за ручки.
Степень поражения, конечно, у всех разная и для каждого прогресс свой. Вот мальчик из Кемерово начал кататься сам и ходить. Поначалу боялся, у него истерика была, крик. Постепенно привык. Другой - научился ездить без подлокотников, просто на ручках – и для него это тоже прогресс. Разные дети: ДЦП, аутизм, синдром Дауна, незрячие есть. Я занимаюсь с Яной - она родилась слепая, боится ходить, коленки не сгибает. Мы с ней научились кататься: я еду спереди или сзади, а она едет сама. Я ей говорю налево-направо-остановились, свободное катание – и она сама все делает. Кому говоришь, что она ничего не видит - не верят. Помимо двигательных проблем, со страхом очень часто приходится бороться.

Есть одна девочка с РАС, у нее в анкете написано: неуправляемая, не выполняет инструкции, не говорит, не слушает. Мы с ней начали заниматься – никак она меня не слушала. Долго привыкали к лыжам, потом потихоньку начали ездить. Это тяжело, потому что ты постоянно едешь спиной вперед и говоришь ей: стоп–едем, стоп-едем, чтобы запомнила. И все это много раз, и уже думаешь, ну когда же сработает, когда щелкнет. И она - начала ехать сама, показывать куда едем, направо, налево. Рассказываю об этом маме, а онa: ерунда какая-то, не может она ни показывать, ни сама ехать. Когда мама увидела, конечно, ахнула. Плюс ко всему, девочка не кушает. А они говорят ей – съешь, поедем на лыжах кататься - и она начинает кушать.

Я, когда шел в «Лыжи мечты», сказал себе, что сделаю все, чтобы у меня получилось. Здесь нет никакой магии – я работаю и стараюсь делать все хорошо. Ведь от того, как я отработаю с этим ребёнком, будет зависеть придут ли ко мне снова, расскажут ли родители про меня другим.

Возврат к списку

уже более 8000участников программы